March 13th, 2013

Как карельские «едросы» делили шкуру неубитого медведя

Запись опубликована «Новости Карелии - Альтернатива». .

Передача «СО-Мнения» на ТНТ-Онего, на которую пригласили трех депутатов Законодательного Собрания Карелии от фракции «Единая Россия» – Ольгу Шмаеник, Александра Селянина и Николая Зайкова – напоминала сюжет  известной картины «Охотники на привале».

Разговор шел о разрабатываемом федеральном законе об арктической зоне, в которую, вроде как, должны войти три северных района Карелии – Калевальский, Лоухский и Кемский. Ведущий передачи Денис Базанков, в соответствии со статусом ведущего, с воодушевлением задавал своим гостям вопросы, суть которых свелась к одному: что данный закон даст Карелии? Очень четко и конкретно.

Но вот столь же четких и конкретных ответов, увы, мы не услышали. Впрочем, нет. Очень конкретной была констатация факта, что в советское время и Лоухский, и Кемский и Калевальский районы имели достаточную промышленную базу, трудовые ресурсы, инфраструктуру. Сейчас же все это точно корова языком слизала: ни производства, ни людей! Горько и обидно «едросам» за такое положение дел…

Только вот спрашивается, кто же эту напасть на наши земли напустил? Не их ли партия и ее предшественники со своей приватизацией, рынком, который все уладит, «бизнесменами-трудягами», ради миллионных состояний которых и было все порушено? А теперь делается красивая мина при плохой игре, и высказываются надежды на какой-то еще только предполагаемый закон. «Мы надеемся», – говорят депутаты от «Единой России». Что ж, надеяться никому не запретишь. Еще древние утверждали: пока дышу, надеюсь. Надеются на инвестиции, преференции, словно на манну небесную…

Остается только задаться вопросом, а следует ли еще оставшимся жителям означенных районов, да и всем другим труженикам городов и деревень, надеяться в унисон с депутатами-едросами? Чего уж только не обещали и на что ни призывали надеяться эти деятели, особенно когда впереди маячили те или иные выборы. Сколько шагов и куда только мы с ними не проделывали. А все либо ни с места, либо назад.

Что же касается рассматриваемого на передаче закона, то ни текста проекта его, ни какой либо конкретики по нему, судя по услышанному от выступающих депутатов, пока нет и, когда предвидится, неизвестно.

Создается впечатление, что депутаты Законодательного Собрания решили последовать примеру своего думского коллеги. Сколько лет Валентина Пивненко пиарится на законе о Северах не счесть. Ну, а они чем хуже? Однако это не самое страшное. Куда хуже будет, если за красивыми обнадеживающими разговорами о законе развития края вновь протащат закон-растащиловку.

Тем же, кто все еще делит шкуру неубитого медведя, следует напомнить басню Жана Лафонтена «Медведь и два охотника», откуда собственно это выражение и пошло. Суть ее такова: два товарища, которые нуждались в деньгах, продали соседу-скорняку шкуру еще неубитого медведя, поели, выпили на вырученные деньги и пошли на охоту. Когда же навстречу вышел медведь, один залез на дерево, а второй претворился мертвым. Вывод поэта живет уже ни один век:

«Что по порядку должно

Медведя наперед убить,

А после этого уж можно

И мех продать, и просто пить».

В.ГЕРАСИМОВА

Наши финны

В 90-е годы, будучи корреспондентом "районки", слышал я рассказ одного деда из Туксы, участника финской войны, о том, как они перешли границу у Погранкондуш и в первом финском хуторе местная семья встретила их с красным флагом. Сегодня на эту тему публикация на одном из карельских сайтов, интервью с историком С.Веригиным:

Надо сказать, что население приграничных районов Восточной Финляндии, попавшее в ходе Зимней войны в зону оккупации Красной Армии, играло важную роль в планах советского правительства. Из их числа, кстати, были сформированы комитеты трудового народного фронта (КТНФ) Народного правительства Финляндии, которое возглавил в Терийоки (сейчас – Зеленогорск) Отто Куусинен. Эти люди, в основном жители Восточной Финляндии, вели пропагандистскую работу среди населения Финляндии, занимались налаживанием хозяйственной и культурной жизни в своих местностях. Главная их задача состояла в том, чтобы убедить население Финляндии поддержать Народное правительство. И советские власти со своей стороны прилагали большие усилия для помощи им. Была организована торговля с имевшихся складов. Людям выдавали в продуктовых лавках кредиты. Предоставлялось жилье тем, кто потерял свои дома. Выдавалась обувь и одежда. Были организованы школы. Правда, в скором времени, по утверждениям финских исследователей, они были закрыты. В январе 1940 года жители деревень Мойсенваара, Суурисельга и Игнойла впервые смотрели звуковые фильмы. До этого они вообще не знали, что такое кино. Обычно после киносеансов организовывались танцы и пропагандистские лекции. Регулярно с декабря 1939 года на оккупированных территориях проводились собрания, где обсуждались основные вопросы существования деревень. Но, конечно, в первую очередь это был вопрос инвентаризации складов, конфискации их части в пользу нужд Красной Армии и разделения остатков между жителями. В такой ситуации многие жители финских деревень шли на работу, чтобы зарабатывать на еду для своих семей. В деревне Рухтинаансалми, например, финны выходили на дорожные работы. В день им платили по 45 финских марок. В дальнейшем эта дорога от Юнтусранта до Линнасмяки и до границы с СССР активно использовалась Красной Армией.

Некоторые жители Суомуссалми по инициативе членов исполкома вступили в Финскую народную армию и в качестве проводников или с оружием в руках участвовали в операциях Красной Армии. Кстати, именно население Суомуссалми активнее всего сотрудничало с Красной Армией. Дело в том, что в мирное время основным источником дохода для жителей этой деревни были лесозаготовки, и люди считали несправедливыми низкие заработки за свой труд. Все это рождало ненависть к богатым. Поэтому идеи СССР были близки этим людям. Показательно, что в 1939 году на проходивших в Финляндии выборах 39% населения этой территории проголосовало за социал-демократическую партию вместе с коммунистами (коммунистам в тот год в Финляндии было запрещено участвовать в выборах). И не только в этом местечке были сильны позиции крайне левых. Наступление Красной Армии в 1939 году в том числе через деревню Рухтинаансалми, например, было обусловлено тем, что еще в 1920-е годы в этой деревне местные жители помогали перебежчиками в СССР переходить границу. И эти позиции крайне левых там сохранились и к началу Зимней войны.

...Позднее на процессах в Финляндии наиболее тяжкие обвинения жителям Суомуссалми были выдвинуты как раз в связи с принятием решения о создании этих отрядов самообороны. По мнению судей, это свидетельствовало о борьбе против финской армии. В свою очередь члены исполкома мотивировали создание отрядов желанием сохранить свои дома от финских дозоров, приходивших в деревни и сжигавших их.

...Гражданское население, возвращавшееся в Финляндию, ждала проверка в специальных карантинных лагерях. Из Калевальского района, например, людей отправляли в лагерь в Миеслахти. Над задержанными по результатам допросов были организованы судебные процессы. Из одной только коммуны Суомуссалми к ответственности были привлечены 45 человек, шестеро были расстреляны. Обвинения предъявлялись за вступление в ряды Финской народной армии, оказание помощи РККА в качестве проводников, переводчиков, за сбор оружия и передачу его РККА, подписание листовок РККА к финским солдатам с призывом сдаваться и переходить на сторону Красной Армии, и даже за работу продавцом в магазинах РККА.
полностью - http://rk.karelia.ru/history/voyna-i-lyudi/

Просто красивая песня

Оригинал взят у margarita_const в галисийское, лирическое



[подпевать]
Madrugada, o porto adormeceu, amor,
a lúa abanea sobre as ondas
piso espellos antes de que saia o sol
na noite gardei a túa memoria.
Perderei outra vez a vida
cando rompa a luz nos cons,
perderei o día que aprendín a bicar
palabras dos teus ollos sobre o mar,
perderei o día que aprendín a bicar
palabras dos teus ollos sobre o mar.
Veu o loito antes de vir o rumor,
levouno a marea baixo a sombra.
Barcos negros sulcan a mañá sen voz,
as redes baleiras, sen gaivotas.
E dirán, contarán mentiras
para ofrecerllas ao Patrón:
quererán pechar cunhas moedas, quizais,
os teus ollos abertos sobre o mar,
quererán pechar cunhas moedas, quizais,
os teus ollos abertos sobre o mar.
Madrugada, o porto despertou, amor,
o reloxo do bar quedou varado
na costeira muda da desolación.
Non imos esquecer, nin perdoalo.
Volverei, volverei á vida
cando rompa a luz nos cons
porque nós arrancamos todo o orgullo do mar,
non nos afundiremos nunca máis
que na túa memoria xa non hai volta atrás:
non nos humillaredes NUNCA MÁIS.